Дело о причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего

Преступления против жизни и здоровья… Особая тяжесть, повышенная общественная опасность – эти критерии повсеместно становятся единственными основаниями, которыми руководствуется следствие, осуществляя производство по делам и направляя их в суды. Всестороннее исследование и анализ доказательств, к сожалению, часто отбрасываются следователями в условиях кажущейся очевидности. Однако, всё ли так просто? Отнюдь. И это ярко иллюстрирует пример грамотной защиты доверителя Ш-вой по ст.111 ч.4 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего) из обширной практики адвоката Янышева К.В.

Это произошло в одном из городов-спутников Екатеринбурга.

Органами предварительного следствия Ш-ва обвинялась в том, что она, в ходе ссоры, реализуя внезапно возникший умысел на причинение тяжкого вреда здоровью, ножом нанесла своему мужу проникающее колото-резанное ранение передней правой поверхности грудной клетки со сквозным ранением верхней доли правого лёгкого, осложнившегося развитием массивной кровопотери. От полученного ранения муж Ш-вой через трое суток скончался в больнице.

Но ведь всё было не так. Ш-ва изначально показывала (а позже неоднократно подтверждала), что ее муж на кухне замахнулся на нее ножом,  и она, опасаясь за свою жизнь, схватила лежавший на столе нож и нанесла удар. При этом следователи (а их сменилось несколько) никак не опровергли ее версию.

Нет смысла описывать здесь длительный процесс следствия. Стоит лишь отметить, что в ответ на многочисленные ходатайства адвоката Янышева К.В. о прекращении уголовного преследования Ш-вой по ст.37 УК РФ – в связи с необходимой обороной, – следователи отвечали немотивированными отказами. А в устных разговорах отмахивались: «Ещё и не такое в суде проходило …». Но, не в этом случае и не в этот раз.

Защитой изначально была выработана позиция непризнания вины, опирающаяся на требования закона: Ш-ва действовала в состоянии необходимой обороны, и причинение вреда посягающему лицу в этом состоянии, не является преступлением. То есть, при защите личности и прав обороняющегося, охраняемым законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося, либо непосредственной угрозой применения такого насилия. И этой позиции Ш-ва и адвокат придерживались на всех стадиях производства по делу.

Да, благодаря «усердию» следствия, явно достойному лучшего применения, дело попало в суд, но на этом этапе и закончилось незаконное и необоснованное уголовное преследование Ш-вой.

Суд учёл всё: и правдивые показания Ш-вой, и подтверждающие её позицию показания свидетелей, и данные протокола осмотра места происшествия, и заключение судебно-медицинской экспертизы, и характеристики на мужа Ш-вой, который злоупотреблял алкоголем бил жену, выгонял ее из дома, был конфликтным и агрессивным, и многое другое. На всё вышеуказанное обратил внимание суда адвокат Янышев К.В., противостоя государственному обвинению, которое требовало признать подзащитную виновной по ст.111 ч.4 УК РФ и назначить ей наказание в виде длительного срока лишения свободы.

Решение суда: ОПРАВДАТЬ Ш-ву по предъявленному обвинению за отсутствием в деянии подсудимой состава преступления.

Думаете, этим всё завершилось? Нет – прокуратура обжаловала решение суда первой инстанции в Свердловский областной суд. Сразу надо оговориться: и здесь было сломано немало копий. Но Судебная коллегия по уголовным делам оставила представление гос. обвинения без удовлетворения, а оправдательный приговор – в силе.

Именно такие решения на всех уровнях позволяют адвокату говорить себе: «Ты востребован, ты нужен людям!».